Логотип Федерации хоккея на траве России

Федерация хоккея на траве России

Alt
Логотип Федерации хоккея на траве России

Федерация
ХОККЕЯ НА ТРАВЕ
РОССИИ

4 Апреля 2020

Эдуард Айрих: «Были мы трудармейцами...» (1989)

Великий тренер отечественного хоккея на траве Эдуард Фердинандович Айрих делится своими воспоминаниями о пребывании в Базстрое НКВД на страницах "Строительной газеты" 1989 года.
Эдуард Айрих: «Были мы трудармейцами...» (1989)

Не только взрослые болельщики, но и каждый мальчишка, увлекающийся хоккеем на траве, знает имя этого человека. Четверть века отдал он развитию спорта. Под руководством заслуженного тренера СССР Эдуарда Фердинандовича Айриха алма-атинская команда "Динамо" 14 раз становилась чемпионом страны, дважды завоевывала Кубок европейских чемпионов. Шесть его воспитанников выступали на Олимпиаде в Сеуле. Меньше известно о первой половине жизни этого человека. Она связана со строительством Богословского алюминиевого завода. Правда, в своё время этот объект назывался по-другому: Базстрой НКВД. Оказался здесь тогда еще совсем молодой Эдуард Айрих не по своей воле.

- Нас выгрузили из эшелона, - вспоминает он, - выстроили колонной, которую окружили вооруженные солдаты с овчарками, послышалась команда и мы тронулись в путь.

Остановка приободрила людей. Слышались шутки, смех. И вдруг - как отрезало. Колонна остановилась, пропуская короткий санный обоз: в розвальнях навалом лежали окоченевшие трупы...

С этого эпизода и началась моя жизнь на строительстве Богословского алюминиевого завода, что в Свердловской области.

Но долго "любоваться" пейзажем нам не дали. Последовала команда: "Стройся!", - и перед трудармейцами выступил начальник первого отдельного лагерного пункта (ОЛП) Папперман. "Вас, шпионов и диверсантов, - заявил он, - следовало расстрелять из пулемета, но мы поступили гуманно, дав возможность честным трудом искупить свою вину". Хотелось кричать во весь голос: "За что?".

Стройка оказалась огромной. Кроме основных производственных объектов, возводили плотину на реке Турье, электростанцию, различные вспомогательные предприятия, прокладывали подъездные железнодорожные пути, автодороги, различные коммуникации. Людей было задействовано множество, но использовали их из рук вон плохо. И лагерное начальство, и значительная часть руководителей стройки привыкли смотреть на них как на дармовую рабочую силу: помрут - пришлют ещё. Ни о какой жалости к человеку и речи быть не могло. Наш ОЛП, например, находился от объекта на расстоянии пяти километров. Каждый день мы мерили шагами этот путь дважды - туда и обратно. И это при 12-часовом рабочем дне и ослабленном питании - баланде, попросту говоря... В общем, через год от нашей партии, в которой были советские граждане - немцы по национальности, осталась половина.

Постепенно в нашей среде сформировалась инициативная группа. И мы потребовали приёма у начальника политотдела строительства полковника Горбачева. Много позже я не раз задумывался о том, какие чувства владели им, когда он узнал об этом. Ведь трудармейцы жили в условиях, не отличающихся от заключения, на нас глядели с подозрением, а то и с презрением, даже ненавистью. Но, с другой стороны, никто не лишал нас высокого звания члена Коммунистической партии, заслуженных наград...

На приеме коммунисты заявили от имени всех трудармейцев, что мы, как граждане СССР, хотим с достоинством выполнять свой долг перед Родиной и работать под лозунгом "Всё для фронта, всё для победы!" Мы гарантировали максимальную трудовую отдачу и, в свою очередь, предложили осуществить меры, которые должны были улучшить общий производственный и бытовой климат. В частности, внесли предложение построить собственными силами после работы и в редкие выходные дни дополнительные бараки для размещения людей по производственному принципу и рядом со строительной площадкой, чтобы прекратить ежедневные изматывающие пятикилометровые переходы на объект и обратно. Выдвинули идею организации собственного подсобного хозяйства. И, пожалуй, главное требование заключалась в том, чтобы нас называли "товарищи трудармейцы".

Начальник политотдела внимательно выслушал предложения, многие из них тут же одобрил. Вскоре последовали перемен. Они благоприятно повлияли на настроение людей. Работали, не жалея сил, фактически стал действовать непрерывный конвейер, включающий всю технологическую цепочку - от землекопа до монтажника оборудования. Родилось движение бригад "на фронтовой вахте". Передовики выполнили дневные нормы до 200 и выше процентов. Тысячниками стали товарищи Брейтигам, Обгольц, Пфундт и многие другие.

Энтузиазм трудармейцев Базстроя особо проявился при сборе средств на вооружение Красной Армии. Недаром вскоре пришла правительственная телеграмма: "Прошу передать рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим немецкой национальности, работающим на Базстрое, собравшим 353785 рублей на строительство танков и 1 миллион 820 тысяч рублей на строительство эскадрильи самолетов, мой братский привет и благодарность Красной Армии. И.Сталин".

Беру сегодня пожелтевшую, выцветшую от времени телеграмму и боюсь, как бы она не рассыпалась в руках. Ведь для нас, трудармейцев, этот документ имел огромное значение. Не случайно на митинге по поводу этой телеграммы у многих моих товарищей на глазах блестели слезы радости.

Долгожданный день победы стал для нас двойным событием: 9 мая 1945 года на Богословском алюминиевом заводе произвели первый розлив металла.

Вспоминаю, как мы поставили перед руководством Базстроя НКВД вопрос о проведении слета трудармейцев немецкой национальности - передовиков фронтовых бригад. Дело дошло до начальника Базстроя инженер-полковника Байкова, и тот, после некоторых вполне объяснимых колебаний, дал разрешение. Хотя понимал, что это ему может здорово аукнуться. Мало того, издал приказ: выделить на 200 участников слета по 200 г хлеба, немного рыбы, крупы, мясо и по 50 граммов спирта на каждого.

Это событие я запомнил навсегда. Многое пережившие и перевидавшие люди поверили, что даже в эти тяжёлые времена они не отрезанный ломоть, а часть советского общества, что трудности - временные и что рано или поздно всё изменится к лучшему. Так и случилось. Вот за эту сохранённую в душе веру я и благодарен начальнику Базстроя.

- По прежнему тренирую "Динамо", учу ребят никогда не терять веру в человечность, в себя, в собственные силы. Семья? Трое детей, шестеро внуков - представители трех национальностей: немцы, русские, казахи. Всё нормально. А Базстрой... Давно это было - 43 года назад... Целая жизнь...

Записал Б.Кузьменко
Алма-Ата
("Строительная газета", № от 15.01.1989г.)

(из архива Евгения Ломова)

Комментарии
Чтобы оставлять комментарии необходимо зарегистрироваться на сайте

Федерация
хоккея на траве
россии

Забыли пароль?