Логотип Федерации хоккея на траве России

Федерация хоккея на траве России

Alt
Логотип Федерации хоккея на траве России

Федерация
ХОККЕЯ НА ТРАВЕ
РОССИИ

6 Марта 2016

О рыбалке, археологии и «Политотделе» (интервью с Владимиром Кобзевым)

27 февраля заслуженному тренеру России, наставнику и руководителю хоккейного клуба «Коммунальщик» Владимиру КОБЗЕВУ исполнилось 60 лет. Газета «Вечерний Барнаул» взяла "юбилейное" интервью у именинника.
О рыбалке, археологии и «Политотделе» (интервью с Владимиром Кобзевым)

Звон в аэропорту

Наверное, символично, что день рождения Владимир Леонидович празднует 27 февраля, между Днем защитника Отечества и Международным женским днем. Мужчина, десантник, мастер на все руки – и всю жизнь связан с женским спортом. Владимира Кобзева можно назвать основоположником алтайского хоккея на траве, развивал он и женское регби. Но во время нашей встречи накануне юбилея мы говорили не о спорте, точнее, не только о нем.

- 60 лет – как вам эта цифра?

- Еще не привык, – улыбается Владимир Леонидович. – Вот сегодня ходил писать заявление на выплату пенсии. А в остальном годы никак не ощущаю.

- Минувший год для вас сложным был?

- Да, непростой. Зато запоминающийся. От сборной России отказался, думал, время появится на себя, на дом – а ноги сломал, и все планы поменялись.

- Как вы все-таки так умудрились?

- Заблудился в трех соснах. Крышу дома крыл. Всегда осторожным был. Три дня по ней ходил, знал, что наступать на неприбитые листы нельзя. А тут прыгнул на такой – и уехал.

- Вы несколько лет назад суставы меняли. Они выдержали?

- Сустав выдержал. Чашечка коленная на четыре или пять частей разлетелась. Пришлось заново учиться ходить, ногу разрабатывать. До сих пор по утрам тяжко идти.

- На смену погоды ноги реагируют?

- Ой, ран уже столько, что я не понимаю, что к чему. То ли к плохому, то ли к хорошему – все, думаю, надо запомнить, какая на что реагирует.

- Сколько в ваших ногах сейчас шурупов?

- В правой три, в левой десять. Плюс две квадратные площадки, к которым пятка прикручена. Сказали, из пятки шурупы выкрутят, если будут мешать. А остальные так и останутся.

- В аэропорту звените?

- Звеню. Справка есть. Из Барселоны улетали, я ее в российском паспорте оставил, а паспорт в багаж сдал. Штанину задрал, колено охраннику показал – он и без справки все понял.

Посиделки с Бердыевым

- Владимир Леонидович, как вас, археолога, историка, занесло в спорт, да еще в столь экзотический, как хоккей на траве?

- После школы я поступал в Красноярский техникум физической культуры. Но учиться в нем не стал. Вообще, выбирал между Новосибирском и Красноярском. Решил – Новосибирск близко, домой постоянно тянуть будет, отвлекать. А из Красноярска не наездишься. Поехал туда, а там техникум – конюшня какая-то, даже не сарай. Но я экзамены все равно сдал, а то бы дома не поняли, не поверили. В общем, сдал, взял справку, что зачислен – и вернулся. Меня призвали в армию. После дембеля пошел на рабфак, а после него поступил на историко-филологический факультет в Алтайский государственный университет. У меня еще до службы был интерес собирать какие-то старинные вещи, монеты, посуду. Там меня назначили физоргом, стал проводить соревнования. На факультете было много девчонок, которых в команды не брали. Они крепкие, спортивные, но до этого ничем не занимались – пришли ко мне и говорят: «Давай найдем такой вид спорта, которым никто не занимался». А тут по «Маяку» про хоккей на траве что-то передавали, вот они и загорелись. Я в детстве с пацанами в него играл, представление имел. Пошел в «Старт» узнать про клюшки, там очень удивились. Попытались заказать – а их никто не делал тогда в стране. Думал, объясню все девчонкам, они отвяжутся. Так нет же. В итоге сбросились на клюшки для русского хоккея – а они 5,20 стоили, солидные деньги для студента. Потренировались, летом уехал в экспедицию – осенью снова начали тренироваться. Тут как раз сказал своему тренеру, зампредседателя спортобщества «Буревестник», что занялся хоккеем на траве. Он обрадовался, объяснил, что вид спорта в спартакиады включили – вот так все и началось.

- Думали тогда, что это на всю жизнь?

- Нет, конечно. После третьего курса уже стал думать, спорт или археология. Ведь и соревнования, и экспедиции на лето выпадали. На заочное рабфаковцев не переводили, но и этот вопрос решили. Василий Иванович Неверов, ректор, вызвал и говорит: «Археологию на какой-то спорт меняешь?». Я экстерном многое сдавал, нормально университет окончил. Потом появился «Коммунальщик», соревнования, сборы. Несколько раз для подготовки ездил в колхоз «Политотдел», познакомился там с Курбаном Бердыевым, который спустя годы футбольный «Рубин» из Казани чемпионом России сделал.

- С Бердыевым отношения поддерживаете?

- Пару раз передавал ему привет через общих знакомых, не знаю, доходили ли они. Кто его знает, помнит он меня или нет, столько лет прошло. А с ним и Ваидом Талгаевым, который грозненский «Терек» тренировал, сошлись так – они закончили игровую карьеру в «Кайрате», который тренировал Станислав Францевич Каминский (легендарный барнаульский тренер. – Прим. авт.). Они по его конспектам самостоятельную тренерскую деятельность начинали в команде «Химик» (Джамбул). Было это в 1985-1986 годах. Колхоз «Политотдел» находится в шести километрах от Ташкента, когда-то там была приличная команда, оттуда вышли знаменитые футболисты. И в колхозе находились изумительные футбольные поля, по качеству в СССР я таких больше не видел. Попасть туда было непросто. Мне помогла дружба с директором совхоза. А московское «Торпедо» поставляло двигатели для тракторов, «Химик» – удобрения. Приезжал еще регбистный «Приморец» из Ленинградской области – чем они помогали, я не знаю. Вот вчетвером, Бердыев, Талгаев, тренер «Приморца» и я, сошлись.

- Бердыев тогда без четок еще ходил?

- Без. Интеллигентный, умный человек – что он, что Талгаев. Вечером садились, бутылку водки ставили – так полбутылки оставалось. Практически непьющие люди были.

Турне по Новой Зеландии

- А регби как в вашей биографии появилось?

- Тоже дело случая. Пришло письмо из Новой Зеландии с просьбой организовать команду и командировать ее туда на фестиваль. Вот мне и предложили заняться. Организовали, поехали.

- Каково советскому человеку оказаться в Новой Зеландии?

- Это было в 1990 году, и больше скажу, это была моя первая поездка за границу. Кагэбэшник с нами не ездил, но накануне консультировал, что приемлемо там, что нет. А потом посоветовал перед выходом из самолета стакан накатить, чтобы голова кругом не пошла.

- Накатили?

- Нет. Мы сначала в Бомбее приземлились. В Союзе после девяти вечера на улице темно, рек- ламы никакой, магазины пустые. А там – лестница самодвижущаяся, вывески сияют, все блестит. Потом была посадка в Куала-Лумпуре, Сиднее. Так что в Новую Зеландию прилетели уже подготовленные. Пара дней проходит, организаторы спрашивают, почему наша команда не участвует в так называемых третьих таймах. А там было принято после игр собираться всем вместе, общаться. Говорю: «Пиво не пьют. Режим». Потом организаторы узнали, что у одной из наших девчонок день рождения, пригласили ее и руководство команды в ночной бар. Мама родная, в нашем же представлении это вертеп. Заходим – там бабушки лет по 80 сидят с рюмочкой и курят. Думаю, когда же нас вербовать начнут. Потом уже объяснили: «Вова, кому ты нужен, что ты знаешь, кроме парашюта и автомата?». Дней через десять уже расслабились, нормально жили. На фестивале заняли четвертое место, потом еще на неделю в турне по Новой Зеландии поехали.

Голубые береты

- Росли вы на Булыгино. Неспокойный район был?

- Да, но детство было веселым. Лес, речка. Играли в индейцев, копали землянки. На Барнаулке зимой в хоккей играли, летом плоты строили, сплавлялись. Со многими с детства до сих пор дружу.

- Где вы службу проходили?

- В Литве, 1-я учебная парашютно-десантная разведрота. Был командиром отделения, демобилизовался в звании сержанта. Служил с 1974 по 1976 годы. Предлагали на сверхсрочную остаться, не захотел.

- Сколько у вас прыжков с парашютом?

- 30.

- Автомат Калашникова за сколько секунд соберете?

- Самому интересно. Иногда глаза закрываю, представляю, что и как. Если потренируюсь, думаю, быстро соберу, руки-то помнят. Во время службы собирали-разбирали их бесчисленное количество раз. На две минуты из оружейки вынес – обязан почистить. Раза два в день как минимум это делали.

- 2 августа вы хоть раз в фонтан ныряли?

- Нет. Вообще, не знаю, откуда эта традиция пошла. В прошлом году из-за травмы я на площадь Ветеранов не ходил, а так всегда там бываю, потом на кладбище – хотя друзей там у меня нет, кроме Владимира Головина. Вместе с ним и Николаем Шубой начинали афганское движение в Барнауле.

Филателист

- В прошлом году вы сдали в музей лично найденную кость мамонта. Неужели их так легко найти?

- Да, костей полно. Большие – вообще не редкость. Из берегов Оби вымываются, на берегу Чумыша, где я кость нашел, вообще так лежат. В музее моя однокурсница работает, несколько экспонатов ей принес, одну взяли, остальные предложили куда-нибудь в школу отдать. В итоге они где-то на стадионе лежат.

- Ваша главная гордость как археолога?

- Из Ростова привез керамику, греческий сосуд. Археологи из МГУ там раскапывали древнюю крепость, но делали это не совсем так, как положено. Кое-что оказалось наполовину вымыто из берега. Сам я ничего не копал – это же запрещено. Еще на Алтае керамику находил – тоже на земле все лежало, кроты вытащили, видимо.

- Вы еще марки собираете. Большая коллекция?

- Так она же измеряется не количеством, а полнотой. Сколько марок у меня – никогда не считал. Конвертов – штук 700-800, коллекция посвящена Николаю Копернику.

- Почему именно он?

- Увлекался астрономией, в детстве телескопы делал. Марки я начал собирать в 1966 году, тогда всех захватывала тема космоса. А в 1973 году праздновали 500-летие со дня рождения Коперника, так и пошло. До этого, в 1972 году, я успел бронзовую медаль на выставке филателистов в юношеском классе взять.

- Марки, посвященные хоккею на траве, есть?

- Есть, много и монет, и марок. С этой тематикой даже проще. Первую марку, посвященную хоккею, выпустили в 1951 году корейцы к Азиатским играм. Сейчас это бизнес. Есть республики, где не знают, что такое хоккей на траве, но марок выпускают больше, чем в России.

Лучший отдых

- Владимир Леонидович, всю жизнь работать с женщинами тяжело?

- Нет. По молодости были трудности. А чем взрослее становился, тем проще, особенно когда они мне стали как дети. Не труднее, чем с мужиками, в общем.

- Жена к хоккеисткам вас не ревновала?

- Так у меня супруга сама в хоккей играла, чего ей ревновать. Она всю жизнь в спорте – сначала выступала, потом в «Спартаке» завскладом была, в других спортобществах, ну а затем уже в «Коммунальщик» ко мне ушла.

- Хоккеистки в вас не влюблялись?

- Когда молодой был, влюблялись. Но это вещи опасные. Знаю много примеров, когда тренеры женились на хоккеистках, потом семьи распадались. Хотя я, получается, тоже на воспитаннице женился. Но я однолюб, понимаю, что девчонок красивых много. Но я их тренирую, мне они нужны для игры.

- Самой большой тренерской победой что считаете?

- Наверное, второе место со сборной России на Универсиаде. В «Коммунальщике» – наверное, выход в первую лигу чемпионата СССР. Выигрывали Спартакиаду народов РСФСР – другие команды-игровики на Алтае этим похвастаться не могут. Дважды на первенстве Союза с молодежной командой вторыми были.

- Два года назад вы говорили, что хотели оставить хоккей…

- Надоело деньги искать. Часто спрашивают, есть ли у меня преемник. Его нет по простой причине – тренировать любой сможет, а вот деньги добыть сложно. Два года назад я позвал Эдуарда Арутюняна – хороший игрок, только закончил карьеру. Второй круг он у нас отработал тренером, а я деньги добывал. Хотя только это занятие мне тоже не нравится, иначе бы работал администратором. Мне тренировочный процесс больше нравится. Но пока на пенсию не собираюсь. Куда идти, всю жизнь в движении. Пока тяну – буду тянуть.

- Отдыхаете вы, знаю, на рыбалке. Каков ваш самый большой улов?

- 5 кг 400 г или 6 кг 400 г, точно уже не скажу, щуку поймал в Оби. Но это не самая большая рыба, и побольше водится. Товарищ в том году двух сазанов по 12 кг каждый вытащил. Он профессионал, каждое воскресенье на рыбалке. А мне не столько улов нравится, сколько процесс – выехать на природу, в палатке поспать, порыбачить, погулять по окрестностям, где-то что-то найти, откопать. Когда тяжело становится, еду на рыбалку. Помню, два года назад 1 Мая уехал за КП ГАИ на старом мосту. Обь разлилась, я сухой кусок земли нашел, палатку поставил, переночевал.

- Отпустило?

- Да. В палатке лежишь, кукушка кукует, лягушка квакает, да даже комары за палаткой пищат – уже хорошо. Сын меня не понимает. В детстве брал его с собой, но ему нормальные условия нужны, в спальнике спать не будет. А мне другого отдыха не надо.

СПРАВКА «ВБ»

Владимир Кобзев – заслуженный тренер России (звание присвоено в 1994 году). Под его руководством «Коммунальщик» неоднократно занимал призовые места в молодежном первенстве РСФСР и СССР, четырежды был бронзовым призером суперлиги чемпионата России, финалистом Кубка страны, побеждал в молодежном первенстве России, играл в Еврокубке. В качестве главного тренера работал с женской молодежной (до 21 года) сборной РСФСР (1989) и женской молодежной сборной России (1997- 2001, 2005-2006). В 2008 году утвержден главным тренером женской национальной сборной России по хоккею на траве. В 2011 году со сборной России (до 18 лет) выиграл чемпионат-2 Европы и получил путевку на чемпионат-1. В конце 2011 года принял молодежную сборную (до 21 года), с которой также получил путевку на чемпионат-1.

Ярослав МАХНАЧЁВ

(текст и фото)

Комментарии
Чтобы оставлять комментарии необходимо зарегистрироваться на сайте

Федерация
хоккея на траве
россии

Забыли пароль?